?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile Previous Previous Next Next
Правда о пенсионной реформе. - Правду говорить легко и приятно.
Мне не нужно знать, приятно или неприятно тебе говорить правду. Но тебе придется ее говорить.
alovrov
Правда о пенсионной реформе.
Ниже очередной объективный текст про пенсионную реформу. У меня два вывода - текущая реформа это попытка переложить на пожилых людей жадность и профнепригодность экономического крыла правительства и если это и поможет, то на пару лет, т.е. именно это и есть горизонт планирования правительственных негодяев. Дальше хоть потоп. Политическую пехоту в виде депутатов всех уровней, директоров, политологов и сми со всеми оборзевателями и журнализдами можно не принимать во внимание, ибо не ведают что творят, вменить им в вину нечего. Тем более что если завтра сверху переключат рубильник и дадут задний ход - эта пехота побежит наступать ровно в противоположном направлении.

https://www.kommersant.ru/doc/3681640

Цитаты:

— Численный дисбаланс между трудоспособным населением и пенсионерами в пользу последних очевиден, но есть два существенных «но»: во-первых, это циклично повторяющееся явление и связано оно с демографическими дырами в российской истории после Второй мировой войны, во-вторых, такой дисбаланс — лишь одна из причин дефицита бюджета ПФР и, замечу, не главная. Нетерпимое положение, сложившееся сегодня в пенсионной системе в частности и в системе соцстрахования в целом — следствие неверных управленческих решений и ошибок в расчетах. Вспомните, ведь до 2002 года финансовая обеспеченность ПФР, даже после кризиса 1998 (!) года, была на высоком уровне. Тогда профицит бюджета Фонда составлял порядка 100 млрд рублей. При этом часть средств расходовалось на решение непрофильных задач — строительство и содержание домов престарелых. В 2002 году при переходе на трехуровневую систему пенсионного обеспечения (разделение пенсии на базовую, страховую и накопительную части.— «О») номинальную ставку единого социального налога (ЕСН) в размере 28 процентов, уплачиваемого работодателями, тоже разделили надвое: первую часть передали федеральному бюджету для финансирования базовой части пенсии (40 процентов от трудовой), вторую — ПФР на выплаты по страховым пенсиям


- И тут выяснилось, что 14 процентов от ФОТ на эти цели многовато, в бюджете стал появляться регулярно профицит.
...А какова судьба второй половины этих денег, которую направили в ПФР?
Вот тут как раз все сложилось с точностью до наоборот: 14 процентов от ФОТ тут не хватило на то, чтобы выплачивать страховую часть пенсии (речь о тех самых надбавках).


- этого правительство просто сократило размер самого налога (ЕСН) до 22 процентов. Бюджету ПФР по-прежнему доставалось 14 процентов (по формуле 12+2), а вот федеральный бюджет стал получать… 8 процентов.
...Зачем?
Хотели облегчить бремя бизнеса, с одной стороны, и тем самым вывести его из тени. Расчет был такой же, как и тогда, когда вводили низкую и единую ставку подоходного налога. Думали, что, если это сработало тогда, должно сработать и теперь. И просчитались! Если эффект и был, то недолго: налоговое бремя, облегченное в начале 2000-х, вновь стало неподъемным уже через 5–6 лет. Только за последнее десятилетие теневая часть отечественной экономики выросла на 26 процентов (или на 3 млн человек).


— Повышение пенсионного возраста поможет исправить хотя бы демографический перекос?

Нет. Идею обсуждают давно, с 1995 года, и уже тогда выяснили, что она не даст нужного эффекта без принятия программы по созданию рабочих мест для людей нового предпенсионного возраста. О такой программе никто не говорит и сегодня.

Но что еще важнее: ставка на повышение пенсионного возраста может сработать года на три, а дальше все вернется на круги своя, если ситуация не ухудшится.


— А экономика в новых рабочих руках не нуждается?

Представьте себе, нет. Вот уже 20 лет потребность в этом сокращается по всем секторам. И власти об этом знают. По крайней мере, те, кто интересуется статистикой: еще в 1995 году экономика приняла 11,48 млн человек взамен 13,069 млн «выбывших», а в 2016-м разрыв хоть и сократился, но был — 9,14 новых рабочих мест взамен 9,63 млн оставленных. То есть почти четверть века российская экономика сокращает, а не создает рабочие места, и дальше разрыв будет только увеличиваться благодаря новым технологиям, роботизации производства и т.д. Вывод простой: ПФР нужно, с одной стороны, сократить расходы, а с другой — сделать так, чтобы в числе плательщиков оказались те, кто все эти годы не раскошеливался.
Leave a comment